29 ноября 2020, 12:27

ООО «Великая стена». Как не стать жертвой застройщика?

Много копий в социальных сетях было сломано в отношении элитной новостройки в 27 квартале Благовещенска на пересечении улиц Зейская - Б.Хмельницкого, которая как то неуверенно, да ещё и с годичным опозданием возводилась компанией «Великая стена».

В виду свирепствующей пандемии коронавируса, судебные тяжбы о низком качестве построенного жилья, начатые весной этого года грозятся затянуться до весны следующего года.

«Я его слепила из того, что было…»

В пятницу 27 ноября, в соответствии с Определением Благовещенского городского суда в квартире № 141 этого многоквартирного жилого дома с официальным номером 220 была проведена строительно-техническая экспертиза привлеченной организацией ООО «Ресфин».

Не согласившись с выводами экспертизы, которая была проведена собственниками в досудебном порядке, ООО «Великая стена» потребовала назначения судебной экспертизы. Поможет ли повторная экспертиза застройщику уйти от ответственности или это очередная уловка с целью затянуть время? На мой взгляд, вряд ли заключение ООО «Ресфин» назначенное судом будет кардинально отличаться от выводов досудебной экспертизы выполненной ИП Лемешко О.П., в соответствии с которой сметная стоимость по устранению недостатков составила ни много, ни мало - 519563 рубля.

Объективности ради, позволю себе выборочно разместить некоторые фотографии в подтверждении моих предположений.

Просматривая эти фото-улики, невольно в памяти всплывают слова одного модного шлягера Алены Апиной начала "нулевых" и возникает вполне резонный вопрос - а как же должностными лицами госстройнадзора подписывалось заключение, на основании которого принимался и вводился в эксплуатацию этот проблемный объект?

Неужели широко пропагандируемая во всех рекламных проспектах информация о современном, уютном и комфортном 19-этажном доме на 240 квартир, на самом деле оказалась очередным и жалким фейком? Ведь, во дворе этого «элитного» дома даже припарковаться негде! А рядом все под завязку забито транспортом близлежащих зданий. Как оказалось по факту, предусмотренная ранее проектом подземная автостоянка, чьими-то заботливыми стараниями позже была пересогласована и убрана из проектной декларации. А заявленная, как гостевая, микроскопическая стоянка во дворе уже в самом ближайшем будущем грозиться стать настоящим яблоком раздора двух соседствующих домов.

Но на простой публикации мною фотографий с недостатками, история с застройщиком-бракоделом явно не заканчивается.

В настоящее время в сферу судебных баталий втянута уже пятая по счёту экспертная организация. Многие с надеждой ждут авторитетного, непредвзятого и объективного мнения экспертной организации, аккредитованной при торгово-промышленной палате Амурской области, которой руководит ИП Семин Владимир Александрович.

Компетенцию и профессионализм его специалистов трудно подвергнуть сомнению. Хочется лишь надеяться, что своим заключением они наконец-то поставят точку в этой неприлично затянувшейся истории, что позволит в ближайшее время суду вынести свой окончательный и справедливый вердикт в отношении качества построенного ООО «Великая стена» многоквартирного жилого дома.

Просмотров за день: 0
Просмотров всего: 342

метки: Волобуев28.РФ, Правовой центр "Волобуев & Партнёры", ООО "Великая стена".


Поделиться:

И - снова Игорь... Здравствуйте! Ура!

И наша встреча - явно, не для вида:

Идёт глухая, смутная пора,

Исполненная именем "ковида"...

Что Вы хотите в этот грозный час,

Какие ждёте благости земные?

"Корона" - косит! Может, и до нас,

Дотянутся симптомы роковые?

Подумайте,юрист и богатырь,

Кто к арматурине потом приложит руки?

Не знаете? А, может, этот штырь -

Есенину, повеситься на крюке?

Всё предусмотрено застройщиком благим!

На всё найдётся аргумент бесстрастный:

БУШУЕТ "КОВИД"! И приходит с ним

Желание не мучиться напрасно!

--
Nifashev

И - снова Игорь... Здравствуйте! Ура!

И наша встреча - явно, не для вида:

Идёт глухая, смутная пора,

Исполненная именем "ковида"...

Что Вы хотите в этот грозный час,

Какие ждёте благости земные?

"Корона" - косит! Может, и до нас,

Дотянутся симптомы роковые?

Подумайте,юрист и богатырь,

Кто к арматурине потом приложит руки?

Не знаете? А, может, этот штырь -

Есенину, повеситься на крюке?

Всё предусмотрено застройщиком благим!

На всё найдётся аргумент бесстрастный:

БУШУЕТ "КОВИД"! И приходит с ним

Желание не мучиться напрасно!

Сергей, приветствую! Рад слышать enlightened

--
Парковку в солнечном нашли? А в Питере? А в подсолнухах?
--
Undertaker

Парковку в солнечном нашли? А в Питере? А в подсолнухах?

Можно конкретизировать свой вопрос?

--
В данных микрорайонах тоже нет парковок и вдоль домов может проехать только одна машина, причём только в одну сторону. Вопрос том, что нужно объективно оценивать всех застройщиков и их новоляпы человейники
--
Такие фото можно найти у любого застройщика, домостроительные комбинат развалили, теперь имеем то что имеем.
--
Undertaker

В данных микрорайонах тоже нет парковок и вдоль домов может проехать только одна машина, причём только в одну сторону. Вопрос том, что нужно объективно оценивать всех застройщиков и их новоляпы человейники

Я лишь отображаю ту информацию, с которой лично сталкиваюсь и за достоверность которой несу юридическую ответственность. Если вы нас пригласите на подобный "корпоратив", возражать не буду laugh

--

По данным интернет-ресурсов. Проводилась внеплановая проверка инспекции гостройнадзора Амурской области-нарушений не выявили, странно, нарушения хоть и мелкие всегда есть. Застройщик по 12 делам выступал ответчиком, ФСПП ведутся исполнительные производства о взыскании денежных средств. Отзывы в основном отрицательные.

Желаю заявителям терпения и удовлетворения претензий в полном объеме.

--
Undertaker

В данных микрорайонах тоже нет парковок и вдоль домов может проехать только одна машина, причём только в одну сторону. Вопрос том, что нужно объективно оценивать всех застройщиков и их новоляпы человейники

Такая вот картина:

Вид ЭТОГО двора...

Нормально - для кретина,

Для умного - дыра.

Такой подарок - вместо

Дырявого носка!

И жить здесь неуместно,

И умереть - тоска

И кто сварганил это?

И как же дальше быть?

Под дулом пистолета.

Застройщиков вселить!

--
Nifashev
Undertaker

В данных микрорайонах тоже нет парковок и вдоль домов может проехать только одна машина, причём только в одну сторону. Вопрос том, что нужно объективно оценивать всех застройщиков и их новоляпы человейники

Такая вот картина:

Вид ЭТОГО двора...

Нормально - для кретина,

Для умного - дыра.

Такой подарок - вместо

Дырявого носка!

И жить здесь неуместно,

И умереть - тоска

И кто сварганил это?

И как же дальше быть?

Под дулом пистолета.

Застройщиков вселить!

"Под дулом пистолета"...

Сергей, я к этому не призывал в своей публикации

--

...Тогда:

Унылая картина -

Вид этого двора:

Пока не стал кретином,

Валить отсель пора!

...И к этому Вы, Игорь, тоже не призывали! Оно и понятно: деньги какие "счастливыми жильцами" вбуханы... Не хватало ещё, чтобы в Вашем офисе окошко в отместку кокнули! И застройщики переморщатся... По Путину, "СНИПы-хрипы" , возможно, пересматривают в сторону "либерализации"?

--

Вывели Правду в блистающий блог…

Голую Правду, ничем не прикрытую.

Как на базаре невольничьем, торг.

Словно, крестьянку, розгою избитую!

Правда стоит в неприкрытой красе,

Правда нагая, совсем одинокая…

Ну, и что дальше? Потупились все –

Нет, не нужна нагота нам жестокая!

Пусть же, кто вывел, прикроет её.

Пусть приоденет, халатик набросит…

ИГОРЬ! ЧИТАЮЩЕЙ МАССЫ ЧУТЬЁ

ПРАВДУ ТАКУЮ НА ДУХ НЕ ВЫНОСИТ!

--

....Игорь, здравствуйте!

Извините меня, пожалуйста. за сверхактивность в Вашем блоге, но меня удивляет ОТСУТСТВИЕ КОММЕНТАРИЕВ ОТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СТРОИТЕЛЕЙ!Отсюда и мой последний стишок: мол, не нужна такая правда от Вас... Я по своей строительной рабочей биографии, хорошо помню, как мне доставалось за малейшие "косяки"! Как жёстко нас, рабочих, проверяли и контролировали! И не только страх - было ИСКРЕННЕЕ ЖЕЛАНИЕ ХОРОШО ДЕЛАТЬ СВОЁ ДЕЛО! Ну, старались люди! Дорожили своей рабочей репутацией! Работу свою любили! И это - не высокие слова.

...И - такие "картиночки" в Вашем блоге... Причём, как я понимаю, уже ПОСЛЕ официальной приёмки! И сколько ещё не попало в кадр! А квартиры - ну, очень дорогие!

Просто - искреннее недоумение... Растерянность какая-та... Ну, почему так? Откуда так?

--
Nifashev

....Игорь, здравствуйте!

Извините меня, пожалуйста. за сверхактивность в Вашем блоге, но меня удивляет ОТСУТСТВИЕ КОММЕНТАРИЕВ ОТ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СТРОИТЕЛЕЙ!Отсюда и мой последний стишок: мол, не нужна такая правда от Вас... Я по своей строительной рабочей биографии, хорошо помню, как мне доставалось за малейшие "косяки"! Как жёстко нас, рабочих, проверяли и контролировали! И не только страх - было ИСКРЕННЕЕ ЖЕЛАНИЕ ХОРОШО ДЕЛАТЬ СВОЁ ДЕЛО! Ну, старались люди! Дорожили своей рабочей репутацией! Работу свою любили! И это - не высокие слова.

...И - такие "картиночки" в Вашем блоге... Причём, как я понимаю, уже ПОСЛЕ официальной приёмки! И сколько ещё не попало в кадр! А квартиры - ну, очень дорогие!

Просто - искреннее недоумение... Растерянность какая-та... Ну, почему так? Откуда так?

Ответ на это вопрос лежит гораздо глубже - а где вы были в августе 91?

--
Игорь Волобуев (автор)

Ответ на это вопрос лежит гораздо глубже - а где вы были в августе 91?

Работал электросварщиком на заводе "Амурагромаш" (это за Астрахановкой, район нового мясокомбината). Произошло неожиданно, никто ничего не мог понять... Но производство не остановилось, всё поначалу шло своим чередом. Поздней осенью, поехал поездом в отпуск в Ленинград через Москву, днём погулял по столице. Два флага над Кремлём помню: красный и трёхцветный. Присоединился к автобусной экскурсии. Объездили памятные места, связанные с августом 91-го. Возле Белого Дома видел остатки баррикад - груды металлолома. Памятник Дзержинскому - один гранитный постамент, жестоко иссечённый топорами. Спросил экскурсовода, пожилую женщину: " - Это сделал народ?" " - Это сделала толпа", - получил ответ.

Потом, "Амурагромаш", в новых условиях, начал разваливаться. Был уволен по сокращению штатов. После ряда мыканий, прибился к строителям электросварщиком. И в январе 93-го, судьба меня свела в одной стройбригаде с бывшим ком. взвода Таманской дивизии, который в августе 91-го был в самой гуще тех событий, он всё подробно рассказал. Я его воспоминания опубликовал в "Амурской правде" (как внешт. корр.). Есть они и в моём блоге - поищу, Вам скину.

Так-то вот. Ответил?

--

Московский август 91-го в изложении благовещенского участника этих событий (повтор материала 5-летней давности)

Близится поворотная веха новейшей российской истории – так называемый «Августовский путч ГКЧП», юбилейную уже, 25-ю годовщину которого мы невольно отметим 18 - 22 августа. Можно сказать, что именно в эти дни из неблизкого уже 1991-го родилась новая, нынешняя, такая неоднозначная Россия. И успело взрасти целое поколение, которое вступило во взрослую жизнь, не зная другой – дореформенной - страны. Однако для десятков миллионов наших сограждан август 91-го по-прежнему остается судьбоносным порогом… И в обществе не утихают споры по поводу этих событий. Окончательный суд – за историей, но урок это и для ныне живущих. И чтобы суд был беспристрастным, а урок – поучительным, необходимо прислушаться к непосредственным участникам той грандиозной и кровавой московской массовки. В том числе и к Славе Шолохову, моему товарищу по строительной бригаде. Познакомились мы в январе 94-го, когда вместе строили пост ГАИ перед мостом через Зею.

Слава делал все понемногу – штукатурил, бетонировал, вел несложную кирпичную кладку. Но по-настоящему сблизило нас схожее «офицерское» прошлое: как и я, Шолохов имеет профессиональное военное образование (Слава закончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище в 1991 г.), служил командиром мотострелкового взвода, потом обстоятельства вынудили его оставить службу. К слову, примерно через год после нашего знакомства Слава был восстановлен в военной профессии.О многом мы тогда переговорили. Подлинным же потрясением для меня стал рассказ Славы о его участии в «путче» 91-го. И сейчас я постараюсь как можно полнее изложить его воспоминания – от первого лица, как сам слышал.

- 7 августа 1991-го, я, свежеиспеченный лейтенант, вместе с женой прибыл к месту дальнейшей службы – в гвардии мотострелковую орденов Суворова и Красного Знамени Таманскую дивизию имени М. И. Калинина. Был назначен в 1-ю роту 1-го батальона 15-го полка, то есть в самый боеготовый батальон самого показательного полка. Дислоцировалась дивизия в Голицыно, это ближнее Подмосковье, до столицы час езды на электричке. Свой семейный быт, по-первости, «организовал» в учебном корпусе неподалеку от казарм, в классе связи – сложили чемоданы и поставили две солдатские койки между радиостанциями в разрезе. И начались служебные будни - боевая учеба, наряды… Где-то числа 15-го слух прошел о предстоящих командно-штабных учениях (КШУ) с боевой стрельбой. Особых беспокойств этот слух не вызвал, но хотелось определенности относительно сроков, чтобы подготовиться.

С 17-го на 18-е был в наряде по комендатуре. Службу почти отстоял, скоро смена, и тут дежурному помощнику коменданта звонят, что вот-вот обещанные КШУ начнутся. Мне этот звонок – поперек горла, устал очень. Бога молю, чтобы ничего такого не было. В часть приехал, в роту заскочил – и «домой» спать. Шла, выходит, ночь на 19-е. Часа в три – стук в дверь: тревога! Поспешил в роту. Там беготня. Механики-водители уже в парке технику заводят, наводчики-операторы пулеметы получают, чтобы их на боевые машины пехоты (БМП) установить. Людей не хватает, рота не доукомплектована… Из парка доклад: технику завели. Удивился: обычно не сразу заводится. Что вообще происходит-то? КШУ обещанные, говорят, начались. Но скоро все улеглось: оружие сдали, солдат по казармам.

Командир батальона – а им временно был начальник штаба, мужик крутой, но справедливый – созвал офицеров на совещание. Речь толкнул в том смысле, что это не учебная тревога, а что-то серьезное начинается. Поступила информация, что в аэропорту Внуково объявились банды экстремистов. Пистолеты и патроны имейте при себе!.. Но к чему конкретно быть готовым, комбат так и не пояснил. Было где-то пол-пятого утра, 19-го. Сидим с оружием, пытаемся что-то сообразить. В начале седьмого – опять тревога. Все сделали по полной программе, весь полк в колоннах. И опять неясность – КШУ, что ли, начались? И опять толки про какие-то банды экстремистов.

Где-то час стояли. И вот по рации передали: вперед. Двинулись – а куда? И странно, и страшно. Солдат один пошутил: на Москву. И точно – прямо на Москву, по магистральному шоссе, гусеницами по асфальту. Вышла вся наша дивизия, и «кантемировка», гвардии Кантемировская, то есть, дивизия тоже. Значит, действительно что-то из ряда вон. Вот и Внуково прошли, дальше движемся. Светло уже совсем, и ничего по-прежнему неизвестно. Что Горбачева скинули – не знали.

…Москва. Стали на окраине, время к полудню. Замполит собрал личный состав. Вокруг гражданский народ – «горбатого» кричат, сняли, арестован, сейчас ГКЧП какое-то. Нам официально: у власти государственный комитет по чрезвычайному положению, вот его воззвание. Мы, военные, за этот самый ГКЧП. Тут выяснилось, что боеприпасы не получили, в спешке сухой паек забыли. Меня на грузовой машине отправили в гарнизон – все получить, заодно и в полевую форму переодеться, а то в спешке оделся неподходяще. Я съездил, и все привез. Боевые машины пехоты обеспечили штатными боеприпасами, всем раздали патроны. Потом снаряженные обоймы у солдат забрали, сложили в одну из БМП. Все 19-е провели на одном месте, выстроившись вдоль дороги. Спали в своих боевых машинах, кому как придется. Да, кстати: пока я ездил и все получал, один солдат в нашей роте выступил – парень грамотный, начитанный, но по службе раздолбай. Речь толкнул в таком смысле – да вы что, в людей стрелять! И комбату при всех: если мне прикажут стрелять в народ, то я тебя – первого! Ничего тому солдату не сделали, потом в другую часть перевели.

20-е, утро. Подъем. Вошли в город. Колонной – танки и БМП. Дошли до центрального аэровокзала, при нем там летное поле. На поле мы и расположились. Дождь, слякоть, мерзко все… Пропаганда ведется: будет чрезвычайное положение. На полгода или больше. К вечеру получили теплое обмундирование. И все нам про этот ГКЧП. Поставили задачу: будем осуществлять комендантский час, что и как – объяснят потом. От народа ничего не брать – колбаса отравлена, в сигаретах наркотики. Намекнули, что в госпиталь уже отравленных положили.

В 11 вечера – отбой, улеглись опять в своих БМП. Примерно через полчаса – тревога. Объявили готовность выдвинуться для осуществления комендантского часа. Весь батальон поставили в колонну, вперемешку получилось. Со мной в боевой машине трое солдат. Следом, на другой БМП – еще лейтенант, Андрей, из Бакинского училища, мы с ним одновременно служить прибыли. С ним тоже трое солдат. Двинулись… Комендантский час – с 11 вечера до 5 утра. Вести себя примерно, на выстрелы отвечать выстрелами. По дороге боевые машины пехоты стали на посты расставлять. Так мы прошли гостиницу «Пекин», Театр сатиры, площадь Маяковского.

Моя БМП – 513-я. Приказали стать на перекрестке, рядом шестирядная дорога. С Андреем стали двумя машинами, задница к заднице. Батальонная колонна дальше пошла, а нам поставили задачу осуществлять комендантский час. А как его осуществлять, когда улицы полны народу и машин? Колонна зашла под арку. В них кирпич стали бросать, одному водителю-механику – он с открытым люком шел – по голове заехали. Потом видим – трассирующие пули полетели. А у нас с Андреем – полная неясность. Главные события впереди – там стрельба, по рации слышим, комбат командует – «Вперед!» Отвечают: «Не могу, люди!» Комбат кричит: «Все равно вперед!». Отвечают: «Трамваи!». Комбат снова: «Тарань!» Это путь к Белому дому расчищали. Потом переговоры по радио смолкли.

И вдруг от Белого дома, прямо на нас – толпа! С мордами зверскими! Бухих много, и все орут. Мы им: «Не подходи! Комендантский час!» Толпа схлынула, некоторые люди остались. Видим, не агрессивные. Мы им про комендантский час, а они – не смешите. И чего автоматами увешались, придурки. И чего, думаю, действительно, я с автоматом. Убрали оружие. Пошли мирные дебаты. Кто-то на БМП влез, согнали его. Народу много, половина упитые. Выпивки море – «КамАзами» водку подвозят, колбасу. Нам: «Пить будете?» Мы отказываемся. «Курить тогда нате!» - и блоками целыми «Мальборо», другие дорогие. «Стрелять будете?» - спрашивают. Отвечаем, что не хотим. «…А ваши стреляют. И задавили одного». …Того, задавленного, потом с почестями похоронили и Героя Советского Союза ему дали. А дело как было. Механики люки закрыли и шли под смотровыми триплексами. И одному на триплекс тряпку набросили. Парень – ему лет 18 – растерялся, и дал задний ход. И кого-то гусеницами замолотило.

Потом 536-ю БМП бутылкой подожгли. Все сперва выскочили, а в машине боеприпасы. Потушили, и снова вовнутрь. А толпа прет в задние бронедвери. Одна незапертой оказалась. Ее открыли, и парни из толпы полезли в десантное отделение. Оттуда очередь – жить-то бойцам хочется! Одного из толпы убили. Ноги на улице, туловище в десантном отделении. А дверь тяжеленная, в нее еще горючее наливают. Со стопора дверь сорвалась, и пополам убитого мужика перерубила. Еще Герой…

Но это там, впереди было. Мы же стоим, дипломатичные разговоры ведем. Нам – давайте за Ельцина. Спорить бесполезно. Отвечаем – у нас дело свое, комендантский час, это пусть наверху разбираются. Так что давайте по мирному. Становимся, однако, мы все демократичнее. Толпа беснуется – женщины, подростки… Мне: будешь кофе? А банка интересная такая: вскроешь, а там моментально все подогревается. Мы от колбасы отказываемся – сами едят. А чего, думаем, отказываться? А давай колбасу. И покурить не мешает, замерзли. Обстановка разрядилась. Листовками забросали, газетами всякими свободными. Флаг дали трехцветный – мы его в пушку воткнули. Крики вокруг – они на нашей стороне! Не возражаем. Потом, думаем, разберемся. Мужик один высунулся: я депутат Октябрьского, что ли, района. Сейчас, говорит, все влезем на броню и двинем демократию защищать. Мы давай лавировать: никуда, мол, не поедем. Нам здесь приказано стоять. А он дергается: то, се… Отвали, мужик, говорим.

Тут видим, два танка показались. А по рациям одни шумы. Поедем, Андрею говорю, узнаем, что к чему. Подъехали к танкам. Офицеров нет, сержант командует. Мы ему – что и как? А сержант сам не в курсе и вообще заблудился. Знаешь, говорю ему, туда ехать не стоит. Обратно куда-нибудь двигай. Они и уехали. Толпа тут: «Ура, они за нас, они за Ельцина! Они танки поворотили!..» По ихнему, мы вообще герои. А по нашему, скорее бы этот кошмар кончился. И выбраться бы.

Время к 5-ти, основной народ рассочился. По рации шумы, дозваться никого не можем. Решили ждать. Стоят по-прежнему две наших БМП и кучка народа, болтается туда-сюда… И вот, наконец-то, комбата видим, катит на своей боевой машине пехоты. Поехали на аэродром, командует. Приехали, но не все. Одной БМП нет, людей порастеряли, замполит пропал. Выяснилось потом: выехал он к Белому дому, там остался, а экипаж отпустил. Те к обеду приехали. И по-прежнему неясно, что к чему. Комбат всех собрал, а сам толком не знает. Все, говорит, отбой. Где-то в четыре дня пообедали и колонной домой пошли.

…Уже потом, много позже нас просветили: мы, оказывается, Белый дом защищали. И вообще на высоте. Майор еще наш один момент словил, на волну попал, то ли наш майор, то ли кантемировец: на танке возле Белого дома вовремя очутился. И в общем итоге мы оказались за Ельцина. На деле же, хрен его знает. Наш начштаба – тот, что за комбата был – рассказал после, как он одного гражданского пристрелил, тот на него с ломом летел. И нам говорил: не малодушничайте, мне не надо, чтобы я вашим женам ваши трупы отправлял.

Позже, в октябре или ноябре, холодно уже было, американцы кино про эти события снимали. На трейлерах технику в этот раз привезли, чтобы асфальт не портить. А вообще, когда первый раз ехали, гражданских машин много подавили, водители-механики не опытные… Идут, значит, съемки, мы на улице стоим. Народ подходит, спрашивает – что, опять? Да нет, говорим, на этот раз кино. Многие сомневались, и даже агитировали: кто за «красных», кто за демократию. К слову, за участие в массовке платили по 100 рублей в день. Я 500 таким образом заработал, больше своей тогдашней офицерской получки. А в массовку пришли молодежь, ханыги всякие – за дармовщинкой, на хвост упали. Колбасу опять завезли, хотел купить, а мне не продали – сказали, для массовки колбаса… Попал в этот фильм и я, крупным планом. Эпизод такой. Крутится в этих событиях американская парочка. Подходят к моей БМП. Я по пояс из люка торчу, где механик-водитель. И молчу с умным видом. Мне же актриса со слезами на глазах по-английски говорит, чтобы в людей не стрелял. Кончила она говорить – я с тем же умным видом опускаю седушку и закрываю люк.

- Сам-то ты как все это оцениваешь? – спросил я. Слава задумался. Ответ его, тезисами, можно свести к следующему: …Были бы мы наемниками – меньше бы задумывались, меньше бы вопросов. …Армия вне политики – такого быть не может. Как это – не должны вмешиваться, если меняют социальный строй? …Нельзя отказываться выполнять боевой приказ! Тогда тебя выведут и расстреляют перед строем. И правильно сделают. Я живой человек, и мне в глаза смертью может пахнуть.

Думаю, именно многоточие должно стоять в конце этого материала – как предложение подумать, всем и каждому. Вот просто обхватить голову руками, и дать себе труд все честно и непредвзято осмыслить. Исходя в первую очередь из реальных последствий для страны и общества той грандиозной и кровавой московской «массовки». Собрать вместе все плюсы и минусы, и подвести окончательный итог…

--
Nifashev

Московский август 91-го в изложении благовещенского участника этих событий (повтор материала 5-летней давности)

Близится поворотная веха новейшей российской истории – так называемый «Августовский путч ГКЧП», юбилейную уже, 25-ю годовщину которого мы невольно отметим 18 - 22 августа. Можно сказать, что именно в эти дни из неблизкого уже 1991-го родилась новая, нынешняя, такая неоднозначная Россия. И успело взрасти целое поколение, которое вступило во взрослую жизнь, не зная другой – дореформенной - страны. Однако для десятков миллионов наших сограждан август 91-го по-прежнему остается судьбоносным порогом… И в обществе не утихают споры по поводу этих событий. Окончательный суд – за историей, но урок это и для ныне живущих. И чтобы суд был беспристрастным, а урок – поучительным, необходимо прислушаться к непосредственным участникам той грандиозной и кровавой московской массовки. В том числе и к Славе Шолохову, моему товарищу по строительной бригаде. Познакомились мы в январе 94-го, когда вместе строили пост ГАИ перед мостом через Зею.

Слава делал все понемногу – штукатурил, бетонировал, вел несложную кирпичную кладку. Но по-настоящему сблизило нас схожее «офицерское» прошлое: как и я, Шолохов имеет профессиональное военное образование (Слава закончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище в 1991 г.), служил командиром мотострелкового взвода, потом обстоятельства вынудили его оставить службу. К слову, примерно через год после нашего знакомства Слава был восстановлен в военной профессии.О многом мы тогда переговорили. Подлинным же потрясением для меня стал рассказ Славы о его участии в «путче» 91-го. И сейчас я постараюсь как можно полнее изложить его воспоминания – от первого лица, как сам слышал.

- 7 августа 1991-го, я, свежеиспеченный лейтенант, вместе с женой прибыл к месту дальнейшей службы – в гвардии мотострелковую орденов Суворова и Красного Знамени Таманскую дивизию имени М. И. Калинина. Был назначен в 1-ю роту 1-го батальона 15-го полка, то есть в самый боеготовый батальон самого показательного полка. Дислоцировалась дивизия в Голицыно, это ближнее Подмосковье, до столицы час езды на электричке. Свой семейный быт, по-первости, «организовал» в учебном корпусе неподалеку от казарм, в классе связи – сложили чемоданы и поставили две солдатские койки между радиостанциями в разрезе. И начались служебные будни - боевая учеба, наряды… Где-то числа 15-го слух прошел о предстоящих командно-штабных учениях (КШУ) с боевой стрельбой. Особых беспокойств этот слух не вызвал, но хотелось определенности относительно сроков, чтобы подготовиться.

С 17-го на 18-е был в наряде по комендатуре. Службу почти отстоял, скоро смена, и тут дежурному помощнику коменданта звонят, что вот-вот обещанные КШУ начнутся. Мне этот звонок – поперек горла, устал очень. Бога молю, чтобы ничего такого не было. В часть приехал, в роту заскочил – и «домой» спать. Шла, выходит, ночь на 19-е. Часа в три – стук в дверь: тревога! Поспешил в роту. Там беготня. Механики-водители уже в парке технику заводят, наводчики-операторы пулеметы получают, чтобы их на боевые машины пехоты (БМП) установить. Людей не хватает, рота не доукомплектована… Из парка доклад: технику завели. Удивился: обычно не сразу заводится. Что вообще происходит-то? КШУ обещанные, говорят, начались. Но скоро все улеглось: оружие сдали, солдат по казармам.

Командир батальона – а им временно был начальник штаба, мужик крутой, но справедливый – созвал офицеров на совещание. Речь толкнул в том смысле, что это не учебная тревога, а что-то серьезное начинается. Поступила информация, что в аэропорту Внуково объявились банды экстремистов. Пистолеты и патроны имейте при себе!.. Но к чему конкретно быть готовым, комбат так и не пояснил. Было где-то пол-пятого утра, 19-го. Сидим с оружием, пытаемся что-то сообразить. В начале седьмого – опять тревога. Все сделали по полной программе, весь полк в колоннах. И опять неясность – КШУ, что ли, начались? И опять толки про какие-то банды экстремистов.

Где-то час стояли. И вот по рации передали: вперед. Двинулись – а куда? И странно, и страшно. Солдат один пошутил: на Москву. И точно – прямо на Москву, по магистральному шоссе, гусеницами по асфальту. Вышла вся наша дивизия, и «кантемировка», гвардии Кантемировская, то есть, дивизия тоже. Значит, действительно что-то из ряда вон. Вот и Внуково прошли, дальше движемся. Светло уже совсем, и ничего по-прежнему неизвестно. Что Горбачева скинули – не знали.

…Москва. Стали на окраине, время к полудню. Замполит собрал личный состав. Вокруг гражданский народ – «горбатого» кричат, сняли, арестован, сейчас ГКЧП какое-то. Нам официально: у власти государственный комитет по чрезвычайному положению, вот его воззвание. Мы, военные, за этот самый ГКЧП. Тут выяснилось, что боеприпасы не получили, в спешке сухой паек забыли. Меня на грузовой машине отправили в гарнизон – все получить, заодно и в полевую форму переодеться, а то в спешке оделся неподходяще. Я съездил, и все привез. Боевые машины пехоты обеспечили штатными боеприпасами, всем раздали патроны. Потом снаряженные обоймы у солдат забрали, сложили в одну из БМП. Все 19-е провели на одном месте, выстроившись вдоль дороги. Спали в своих боевых машинах, кому как придется. Да, кстати: пока я ездил и все получал, один солдат в нашей роте выступил – парень грамотный, начитанный, но по службе раздолбай. Речь толкнул в таком смысле – да вы что, в людей стрелять! И комбату при всех: если мне прикажут стрелять в народ, то я тебя – первого! Ничего тому солдату не сделали, потом в другую часть перевели.

20-е, утро. Подъем. Вошли в город. Колонной – танки и БМП. Дошли до центрального аэровокзала, при нем там летное поле. На поле мы и расположились. Дождь, слякоть, мерзко все… Пропаганда ведется: будет чрезвычайное положение. На полгода или больше. К вечеру получили теплое обмундирование. И все нам про этот ГКЧП. Поставили задачу: будем осуществлять комендантский час, что и как – объяснят потом. От народа ничего не брать – колбаса отравлена, в сигаретах наркотики. Намекнули, что в госпиталь уже отравленных положили.

В 11 вечера – отбой, улеглись опять в своих БМП. Примерно через полчаса – тревога. Объявили готовность выдвинуться для осуществления комендантского часа. Весь батальон поставили в колонну, вперемешку получилось. Со мной в боевой машине трое солдат. Следом, на другой БМП – еще лейтенант, Андрей, из Бакинского училища, мы с ним одновременно служить прибыли. С ним тоже трое солдат. Двинулись… Комендантский час – с 11 вечера до 5 утра. Вести себя примерно, на выстрелы отвечать выстрелами. По дороге боевые машины пехоты стали на посты расставлять. Так мы прошли гостиницу «Пекин», Театр сатиры, площадь Маяковского.

Моя БМП – 513-я. Приказали стать на перекрестке, рядом шестирядная дорога. С Андреем стали двумя машинами, задница к заднице. Батальонная колонна дальше пошла, а нам поставили задачу осуществлять комендантский час. А как его осуществлять, когда улицы полны народу и машин? Колонна зашла под арку. В них кирпич стали бросать, одному водителю-механику – он с открытым люком шел – по голове заехали. Потом видим – трассирующие пули полетели. А у нас с Андреем – полная неясность. Главные события впереди – там стрельба, по рации слышим, комбат командует – «Вперед!» Отвечают: «Не могу, люди!» Комбат кричит: «Все равно вперед!». Отвечают: «Трамваи!». Комбат снова: «Тарань!» Это путь к Белому дому расчищали. Потом переговоры по радио смолкли.

И вдруг от Белого дома, прямо на нас – толпа! С мордами зверскими! Бухих много, и все орут. Мы им: «Не подходи! Комендантский час!» Толпа схлынула, некоторые люди остались. Видим, не агрессивные. Мы им про комендантский час, а они – не смешите. И чего автоматами увешались, придурки. И чего, думаю, действительно, я с автоматом. Убрали оружие. Пошли мирные дебаты. Кто-то на БМП влез, согнали его. Народу много, половина упитые. Выпивки море – «КамАзами» водку подвозят, колбасу. Нам: «Пить будете?» Мы отказываемся. «Курить тогда нате!» - и блоками целыми «Мальборо», другие дорогие. «Стрелять будете?» - спрашивают. Отвечаем, что не хотим. «…А ваши стреляют. И задавили одного». …Того, задавленного, потом с почестями похоронили и Героя Советского Союза ему дали. А дело как было. Механики люки закрыли и шли под смотровыми триплексами. И одному на триплекс тряпку набросили. Парень – ему лет 18 – растерялся, и дал задний ход. И кого-то гусеницами замолотило.

Потом 536-ю БМП бутылкой подожгли. Все сперва выскочили, а в машине боеприпасы. Потушили, и снова вовнутрь. А толпа прет в задние бронедвери. Одна незапертой оказалась. Ее открыли, и парни из толпы полезли в десантное отделение. Оттуда очередь – жить-то бойцам хочется! Одного из толпы убили. Ноги на улице, туловище в десантном отделении. А дверь тяжеленная, в нее еще горючее наливают. Со стопора дверь сорвалась, и пополам убитого мужика перерубила. Еще Герой…

Но это там, впереди было. Мы же стоим, дипломатичные разговоры ведем. Нам – давайте за Ельцина. Спорить бесполезно. Отвечаем – у нас дело свое, комендантский час, это пусть наверху разбираются. Так что давайте по мирному. Становимся, однако, мы все демократичнее. Толпа беснуется – женщины, подростки… Мне: будешь кофе? А банка интересная такая: вскроешь, а там моментально все подогревается. Мы от колбасы отказываемся – сами едят. А чего, думаем, отказываться? А давай колбасу. И покурить не мешает, замерзли. Обстановка разрядилась. Листовками забросали, газетами всякими свободными. Флаг дали трехцветный – мы его в пушку воткнули. Крики вокруг – они на нашей стороне! Не возражаем. Потом, думаем, разберемся. Мужик один высунулся: я депутат Октябрьского, что ли, района. Сейчас, говорит, все влезем на броню и двинем демократию защищать. Мы давай лавировать: никуда, мол, не поедем. Нам здесь приказано стоять. А он дергается: то, се… Отвали, мужик, говорим.

Тут видим, два танка показались. А по рациям одни шумы. Поедем, Андрею говорю, узнаем, что к чему. Подъехали к танкам. Офицеров нет, сержант командует. Мы ему – что и как? А сержант сам не в курсе и вообще заблудился. Знаешь, говорю ему, туда ехать не стоит. Обратно куда-нибудь двигай. Они и уехали. Толпа тут: «Ура, они за нас, они за Ельцина! Они танки поворотили!..» По ихнему, мы вообще герои. А по нашему, скорее бы этот кошмар кончился. И выбраться бы.

Время к 5-ти, основной народ рассочился. По рации шумы, дозваться никого не можем. Решили ждать. Стоят по-прежнему две наших БМП и кучка народа, болтается туда-сюда… И вот, наконец-то, комбата видим, катит на своей боевой машине пехоты. Поехали на аэродром, командует. Приехали, но не все. Одной БМП нет, людей порастеряли, замполит пропал. Выяснилось потом: выехал он к Белому дому, там остался, а экипаж отпустил. Те к обеду приехали. И по-прежнему неясно, что к чему. Комбат всех собрал, а сам толком не знает. Все, говорит, отбой. Где-то в четыре дня пообедали и колонной домой пошли.

…Уже потом, много позже нас просветили: мы, оказывается, Белый дом защищали. И вообще на высоте. Майор еще наш один момент словил, на волну попал, то ли наш майор, то ли кантемировец: на танке возле Белого дома вовремя очутился. И в общем итоге мы оказались за Ельцина. На деле же, хрен его знает. Наш начштаба – тот, что за комбата был – рассказал после, как он одного гражданского пристрелил, тот на него с ломом летел. И нам говорил: не малодушничайте, мне не надо, чтобы я вашим женам ваши трупы отправлял.

Позже, в октябре или ноябре, холодно уже было, американцы кино про эти события снимали. На трейлерах технику в этот раз привезли, чтобы асфальт не портить. А вообще, когда первый раз ехали, гражданских машин много подавили, водители-механики не опытные… Идут, значит, съемки, мы на улице стоим. Народ подходит, спрашивает – что, опять? Да нет, говорим, на этот раз кино. Многие сомневались, и даже агитировали: кто за «красных», кто за демократию. К слову, за участие в массовке платили по 100 рублей в день. Я 500 таким образом заработал, больше своей тогдашней офицерской получки. А в массовку пришли молодежь, ханыги всякие – за дармовщинкой, на хвост упали. Колбасу опять завезли, хотел купить, а мне не продали – сказали, для массовки колбаса… Попал в этот фильм и я, крупным планом. Эпизод такой. Крутится в этих событиях американская парочка. Подходят к моей БМП. Я по пояс из люка торчу, где механик-водитель. И молчу с умным видом. Мне же актриса со слезами на глазах по-английски говорит, чтобы в людей не стрелял. Кончила она говорить – я с тем же умным видом опускаю седушку и закрываю люк.

- Сам-то ты как все это оцениваешь? – спросил я. Слава задумался. Ответ его, тезисами, можно свести к следующему: …Были бы мы наемниками – меньше бы задумывались, меньше бы вопросов. …Армия вне политики – такого быть не может. Как это – не должны вмешиваться, если меняют социальный строй? …Нельзя отказываться выполнять боевой приказ! Тогда тебя выведут и расстреляют перед строем. И правильно сделают. Я живой человек, и мне в глаза смертью может пахнуть.

Думаю, именно многоточие должно стоять в конце этого материала – как предложение подумать, всем и каждому. Вот просто обхватить голову руками, и дать себе труд все честно и непредвзято осмыслить. Исходя в первую очередь из реальных последствий для страны и общества той грандиозной и кровавой московской «массовки». Собрать вместе все плюсы и минусы, и подвести окончательный итог…

Спасибо, очень интересно написано. Я несколько раз в аналогичных ситуациях оказывался, когда в начале 90-х служил в Прибалтике. И непонятно, то ли наградят, то ли расстреляют... cheeky

--
Игорь Волобуев (автор)
. Я несколько раз в аналогичных ситуациях оказывался, когда в начале 90-х служил в Прибалтике. И непонятно, то ли наградят, то ли расстреляют... cheeky

Прибалтика - для меня, Таллин. Зенитно-ракетный дивизион недалеко от города. Я там проходил стажировку...

КОЛЕНКА ИЗ ПАРАЛЛЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ (моя заметка в "Амурской правде").

… Юбка практически отсутствует - скорее, широкий пояс. Горделивое нахальство молодой женщины оправдано обстановкой! Она сейчас ведёт машину, а глубокое автомобиль­ное кресло – не высоконравственная табуретка, однако. Материя неизбежно собралась вверху. И теперь из-под этой узенькой полоски ткани выстреливают два ослепитель­ных, в дымчатой оболочке, луча. То, что вольность в на­ряде вынужденная, мне, попутчику, понятно. Рассудком. Но не чувством. Потому, что мне - неполные девятнадцать… Вот и ска­шиваю осторожно глаз: где у чулочек верх­няя кромка?.. Не обнаруживаю! Год потому что 1976-й, и колготки как пред­мет женского туалета мне неизвестны. Не получили тогда ещё широкого распространения.

А всё другое, или почти всё на свете я знаю: как-ни­как, незаконченное высшее. И диплом мне светит "с отличи­ем". И на погоны скоро падут лейтенантские звезды. И буду офицером противовоздушной обороны, заметьте! А не "пехтурой"- общевойсковиком, Ванькой-взводным… Который, знаете, бредёт себе на учениях по стылой сельской местности, и полевая сумка колотит его по тощему заду.

Мотор мурлычет, шины шур­шат... Повезло мне с попуткой. Десятки машин пролетели мимо. А этот "жигуль" сам вдруг остановился! Дверца открылась - и...

Рука - вот что поразило в пер­вую секунду. Тонкое запястье, перламутровые ногти. И ещё запах, точнее, аромат. Словно из флакончика с духами пробку выдернули.

- Кейла-Йоа, - несмело говорю в полумрак салона. Назвал пункт назначения. И только. Чтобы не спугнуть водителя родным "оккупантс­ким" языком. Потому что в Эстонии мы, а я в курсантской форме.

- Садитесь, пожалуйста, - от­вечает женский голос по-русски, но с прибалтийским акцентом.

Ура, еду! Остальное неважно. Минут пять было неважно. По­том... дурь, в общем, нахлынула. Кусочек то ли сна, то ли мечты, то ли французского кино, кото­рое возбраняется "детям до шестнадцати".

...Духи женщины-водителя – а лет ей не больше двадцати пяти - конечно же, из фигурной такой бутылочки. Которая стоит на полоч­ке в ванной рядом с десятком подобных пузырьков. …Плещется вода. На полупрозрачной зана­веске обнаженный силуэт. Зана­веска откидывается... Тело – как у античной богини из музея. И на этих скульптурных формах крупные капли жемчужинами. Капли причём одинакового размера. И аккуратно размещены тоже на одинаковом расстоянии друг от друга.

Щелчок крышки "бардачка" возвращает меня к действитель­ности. Мне предлагают краси­вые, жутко заграничные сигаре­ты. Машинально отказываюсь. Не курю потому что. Сигареты уби­раются. И снова тягостное до­рожное молчание.

Её перламутровый ноготь каса­ется клавиши, и музыка мягко обволакивает, льётся сразу отовсюду. Даже не стерео - на­верное, "квадро". В моем будущем офи­церском гнездышке тоже непре­менно зазвучит "квадро". Накину вот шинель на плечи, и также кнопку магни­тофона небрежно - щёлк!

Офицерская комната, значит. В ней жена. Верная боевая подру­га. И быт, соответствующий для гарнизонной "точки ". В тайге где-нибудь. Или в тундре. Белые мед­веди в окошки заглядывают... Нет, где же, всё-таки, эти чулочки кончаются? И как держатся? Ведь не видно никаких …ну, как их, этих самых… грузозахватных устройств, в общем, такелажных приспособлений.

…Коленки - два прожектора. Светят, словно два огненных глаза. Смотрят, не мигая. Как удав на кролика. Завораживают. А музыка обволакивает, а запах дурманит…

И опять перед внутренним взором французская кинолента.

…Женщина выходит из ванной. В комнате её встречает любимый породистый дог. Она небрежно треплет своего питомца по холке. Потом облачается… вот в это самое и облачается. Потом выходит из дома, небольшого такого коттеджа типа усадьбы, которыми вся Эстония усыпана. Идёт по садовой дорожке. Её приветствуют образцы здешней флоры, склоняя свои пышные соцветия. Элегантно садится в машину. Выруливает на шоссе. Летит по ровной асфальтовой реке.

Вдруг сверху пикирует маленький спортивный самолёт! Пилот точным движением кладёт на колени дамы роскошный букет. Удалец сверкает широкой улыбкой Жана Поля Бельмондо. Самолётик уносится вдаль, а женщина радостно машет рукой ему вслед.

…И тут моя рука как-то сама собой утверждается на ближайшей из коленок!

Водитель не ойкнула, не вздрогнула. Даже не вздохнула. Коленка осталась бестрепетной. Последовало неспешной переключение на пониженную скорость - сложный поворот намечался - и только после завершения маневра она легонько хлопнула меня по пальцам. Но моя ладонь тяжелеет, наливает­ся свинцом... Следует новый хлопок - чуть чувствительнее.

- Простите, - убираю руку и при­хожу в сознательное состояние.

Водитель молча глядит вперед. Уголки ее губ тронула улыбка. Потом она своей правой касается моего плеча! Яв­ное прощение. Мол, бывает, оккупант ты наш нестрашный, кот-котяра, гроза мышей…

Н снова молчание.

Асфальт мягко стелется под ко­леса: не едешь, а плывёшь. Оп­рятные домики, ухоженная рас­тительность, и даже облака в небе - определённо, чье-то творение. "Карманная" Европа, советский Запад. А меня но выпуску могут направить в Средне-Азиатский военный округ. Где пески, верб­люды и Каракумский канал. Юж­ное воздушно-космическое на­правление. И будут у меня в кармане клю­чи от тамошнего знойного неба. Чтобы непро­шеные гости не прорвались с той стороны. В том числе и к этим вот искусственным пейзажам.

- Вам в Кейла где остановить? – неожиданно спросила она.

До Кейла ещё далеко, это она меня выручает. Зацепку дает для общения. Где антенны, говорю. Там зенитно-ракетный дивизи­он (выдал военную тайну). Сле­дую туда по делу. …А вообще-то, я из Ленинграда. В Рохунеме (эстонцы говорят – Рохуняйме) прохожу стажировку в долж­ности офицера наведения… Готов и дальше выбалтывать секреты - лишь бы снова не наступило тягостное это молча­ние.

- А как вам Таллинн? – меняет водительша тему.

О, город мне понравился бе­зумно! Могу рассказывать и рассказывать.

- …Что вас особенно поразило, запомни­лось?

- Выставка в башне Кик-ин-де-кёк, - брякаю непроизвольно. И прикусываю язык - речь о нашумевшем собрании художествен­ной фотоэротики! Год, повто­ряю, 1976-й…

А молодая эстонка и тут не удивилась, не возмутилась. Наоборот, даже как-то удовлетворенно кивнула: пра­вильно, мол. Не соврал.

Дальше говорила уже она - и я услышал удивительно содержательную лекцию! Просто и доступно, на правильном русском, но с очаровательным, мягким прибалтийским акцентом - о неповторимой душе Таллинна. Об устремленной ввысь готике, и как она влияет на мироощущение. Об эстонских нацио­нальных традициях, тонкостях этнической культуры... Здесь я ощутил жгучий стыд- вспомнил православный собор на Вышгороде, глубоко чуждый там и по архитектуре, и в культурно-религиозном отношении. Которое строение, однако, пришельцы из Московии не постеснялись туда насильно втиснуть.

…И как-то плавно, само собой, из лекции выходило, что именно в Таллинне стала возможна и фотоэротика, немыслимая более ниг­де в Советском Союзе.

Потом моя просветительница заговорила об умении созерцать есте­ственную красоту, не путая ее с порнографией. О совершенстве линий... И снова улыбнулась, пе­рехватив мой взгляд на "совер­шенные линии" в лёгкой оболочке.

...С той памятной поездки прошелестели годы не­слышно. Ещё немного, и будут полные сорок!

Гармония, волшебное сочетание внешней привлекательности и скрытых, не видимых глазом достоинств. Вот символом чего остались для меня два стройных луча в шелковистой дымке. Из иной, глубоко чуждой здешним географическим координатам – и не только координатам! - реальности.

--

...Знаете, Игорь, вот эти воспоминания - и есть моя суть. Универсальный аршин. Абсолютное мерило. ...Сейчас, живу в Благовещенске, да... И - кто меня ЗДЕСЬ правильно поймёт, кроме Вас?

Ещё раз: коленка из параллельной реальности...

--

Вставка картинок временно доступна только через сторонние сервисы (последняя кнопка в редакторе), например radikal.ru.
После загрузки на сторонний сервис вставляйте на форум только ссылку на картинку, никаких кодов (если вы пользуетесь не bb-редактором).

Чтобы оставить комментарий необходимо быть зарегистрированным и авторизованным пользователем.

Зарегистрируйтесь

или

Авторизуйтесь


Игорь Волобуев
юрист

Юрисконсульт правового центра «Волобуев & Партнёры», судебный эксперт, член Общественного совета Министерства юстиции Амурской области; член Ассоциации юристов России; тел.: (8914)538-58-58; e-mail: prav_portal@mail.ru; 675000, г.Благовещенск, ул.Зейская, 156/2, офис 103 www.Волобуев28.РФ

отправить личное сообщение блогеру
Топ авторов за 7 дней все блогеры
Игорь Павлов

Фотографъ. Музыкант.Хранитель старины.

Просмотров: 0

Евгений Волков

юрист-идеалист

Просмотров: 0

Анатолий Рубцов

человек ищущий

Просмотров: 0

Петр Глазунов

директор мебельного ателье

Просмотров: 0

Виталий Злочевский

юрист, специалист по недвижимости

Просмотров: 0

Авторы блогов все блогеры
Анатолий Рубцов

человек ищущий

вчера, 17:21
Игорь Павлов

Фотографъ. Музыкант.Хранитель старины.

вчера, 16:04
Светослав Ильиных

журналист

вчера, 08:56
Евгений Волков

юрист-идеалист

20 января, 21:35
Виталий Злочевский

юрист, специалист по недвижимости

19 января, 19:43
Галина Одинцова

Оптимистка. Иногда...

19 января, 04:16
Петр Глазунов

директор мебельного ателье

18 января, 13:36
Игорь Волобуев

юрист

4 января, 17:14
Марина Синельникова

Амурское отделение "Общества "Россия-Япония"

17 декабря 2020, 20:19
Даниил  Башмаков

Коллекционер, Краевед, Кладоискатель.

3 декабря 2020, 13:46
Борис Белобородов

предприниматель

16 ноября 2020, 16:16
Криптоаналитик
10 октября 2020, 12:51
Андрей Ягелло

финансист

20 августа 2020, 07:03
Владимир Трухин

любитель истории

5 августа 2020, 11:35
Алексей Копер

Фотограф-любитель

17 июля 2020, 20:14
Правила раздела «Блоги»
  1. Настоящие правила обязательны для соблюдения авторами блогов (далее по тексту – Автор), а также посетителями раздела «Блоги».

  2. Раздел «Блоги» на Амур.инфо, расположенный по адресу http://blogs.amur.info, является интернет-площадкой, предназначенной для размещения Авторами информации и сведений, открытых для дискуссий на освещаемые ими вопросы.

  3. Содержание блога Автора определяется им самостоятельно исходя из его убеждений, является выражением субъективного мнения и суждений Автора, при учёте ограничений, установленных настоящими Правилами. Содержимое блога является интеллектуальной собственностью Автора. Автор обязуется в своих блогах соблюдать законодательство Российской Федерации, положения настоящих Правил. Содержание раздела «Блоги» не является продукцией средства массовой информации информационного агентства «Амур.инфо» или иного другого средства массовой информации.

  4. Автору принадлежат права административного доступа к своей странице, позволяющие ему производить управление блогом самостоятельно без участия и премодерации администрации сайта www.amur.info. Право редактирования содержания блога, в том числе комментариев к постам блога, принадлежит Автору и администрации сайта www.amur.info.

  5. Автор гарантирует, что сведения, распространяемые им в блоге, не нарушают авторских, смежных, патентных прав третьих лиц, права на товарный знак и т. д., а также не наносят ущерба чьим-либо чести, достоинству или деловой репутации.

  6. Не подлежат распространению в блогах сведения, содержащие государственную или иную специально охраняемую законами тайну; способствующие разжиганию расовой, национальной, социальной, религиозной нетерпимости или розни; призывающие к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя или разрушению целостности Российской Федерации; пропагандирующие культ насилия или жестокости; побуждающие граждан к агрессивным и иным опасным действиям, способным нанести вред здоровью физических лиц или угрожающим их безопасности; содержащие текстовую, зрительную, звуковую информацию, нарушающую общепринятые нормы гуманности и морали путем употребления оскорбительных слов, сравнений, образов или унижающую честь, достоинство и деловую репутацию физических и (или) юридических лиц, а также избирательных объединений; порочащую государственные или религиозные символы Российской Федерации и иных государств, а равно использующую заведомо ложные сведения и умышленно вводящую в заблуждение относительно существующих или не существующих событий, обстоятельств, решений, характеристик.

  7. Не допускается распространение в качестве сообщений/материалов блогов сведений, являющихся предвыборной агитацией, политической рекламой/антирекламой.

  8. В период проведения избирательной кампании по выборам (вне зависимости от территории проведения) не допускается распространение в качестве сообщений/материалов блогов сведений, содержащих любое указание на наименование, символику, действия (бездействия) избирательных объединений, выдвинувших кандидатов, содержащих любое указание на персональные данные, изображения, действия (бездействия) выдвинутых кандидатов, проведение/опубликование результатов опросов общественного мнения, связанных с проводимыми выборами.

  9. В случае однократного нарушения Автором положений настоящего пункта, Администрация сайта www.amur.info производит блокировку блога Автора до дня окончания соответствующей избирательной кампании.

  10. В случае предъявления к администрации сайта  www.amur.info претензий/требований относительно противоправного использования сведений или результатов интеллектуальной деятельности, средств индивидуализации, использованных в блоге Автора, и/или вынесении решений уполномоченными органами государственной власти о наличии в размещаемых сведениях нарушений законодательства Российской Федерации Автор обязуется удовлетворить упомянутые претензии/требования за счет своих сил и средств.

  11. Администрация сайта www.amur.info не берет на себя обязанности, но оставляет за собой право осуществления контроля за содержанием блогов и размещаемых к ним комментариев, в том числе в целях пресечения нарушений законодательства Российской Федерации, положений настоящих Правил.

  12. Осуществление контроля со стороны Администрации сайта www.amur.info предполагает возможность без направления какого-либо уведомления удаления сообщений/материалов блогов и комментариев к ним, редактирования сообщений/материалов блогов и комментариев к ним, блокировки блога в случае неоднократного нарушения Автором положений настоящих Правил.

  13. Автор имеет возможность осуществлять постмодерацию комментариев к блогу. Автор обязан осуществлять контроль за содержанием комментариев к постам его блога и пресекать распространение сведений, предусмотренных п. 5-7 настоящих Правил.

  14. Комментарии к постам блога, не совпадающие с мнением Автора, являющиеся отражением критической позиции оппонента, выражающие критику в отношении позиции Автора, оценочные суждения, удалению не подлежат.

  15. Для участия в дискуссиях в разделе «Блоги» посредством оставления комментариев к постам необходима регистрация на форуме www.amur.info. При комментировании постов обязательными к соблюдению являются настоящие Правила и Правила общения на форуме Амур.инфо.

  16. Предметами дискуссий в разделе «Блоги» являются темы, поднимаемые их авторами. Обсуждение личностей авторов в комментариях к их записям не приветствуется, а в случае явных злоупотреблений пресекается. Не допускается распространение участником дискуссии сведений, предусмотренных п. 5-7 настоящих Правил.

  17. Участникам дискуссии рекомендуется соблюдать правила уважительного общения и внимательно прислушиваться к рекомендациям (указаниям) модераторов.

  18. В случае несоблюдения участником дискуссии настоящих Правил, правил Форума модератором или Автором подлежит применению способ контроля над действиями пользователей. Это  бан, заключающийся в лишении прав пользователя на создание/отправление новых сообщений или создание новых тем на Форуме, на комментирование в блогах. В случае если способ контроля применяется Автором, срок бана составляет 72 часа. В случае если его применил модератор, срок бана определяется им на свое усмотрение. По истечении периода времени бана ограничение автоматически снимается. Повторное применение указанного способа контроля по инициативе Автора может быть осуществлено снова только по истечении суток с момента снятия предыдущего бана.